Проклятый город.

image
В Анклав я попал не сразу. До того, как это произошло, я ещё добрых пять лет скитался по Пустошам в поиске своего места. Новый Мир, резко ставший таким незнакомым, манил меня своими восхитительными пейзажами и грандиозными закатами. Я, как заядлый путешественник в прошлом, всегда жаждал большего, а потому хотел побывать в любой точке этой необъятной пустынной вселенной, какую бы опасность эта точка не представляла.

Единственный, наверное, минус заключался в том, что я оказался один. Не знал, куда именно мне ехать, к кому обратиться. Не знал, кто друг мне, а кто враг. Врагов, в частности, оказалось достаточно. Причём они не всегда были людьми. Однако об этом чуть позже.

Всё, что было у меня в начале моего нового пути, это изрядно проржавелый четырёхфарный «Понтиак», купленный мной на аукционе ещё во времена моей безветренной юности, походный рюкзак со всяким барахлом, собранный в спешке жаркой осенью двадцать седьмого, и желание найти общину людей, с которыми можно было бы разделить свою нелегкую долю Выжившего.

Этой общиной стал Ньюктаун, небольшой городок на окраине Долины. На удивление, его инфраструктура неплохо сохранилась, что объясняло наличие впечатляющего по меркам постапокалипсиса количества жилых кварталов. Как вчера помню, стоило мне пересечь блокпост, я сразу удивился тому, сколько на улицах было людей. Если бы я не обратил внимание на то, что на всех их лицах были маски, а на дорогах лежали обломки асфальта и остовы брошеных машин, то я вовсе бы подумал, что переместился назад во времени. Ньюктаун с самого начала произвёл на меня хорошее впечатление. Он показался мне живым. Даже чересчур живым.


Заправив машину на одной из бензоколонок и пополнив запасы воды на местном рынке, я решил остановиться на ночь в одном из домов. Апартаментами, на которые пал мой взгляд, заведовал низенький, похожий на крота молчаливый мужчина в капюшоне, полностью скрывающем его лицо. Он показал мне цену проживания за одну ночь на своих восьми оставшихся пальцах, а после того, как я расплатился, проводил меня к квартире и скрылся из виду.

На протяжении всего оставшегося дня меня не покидало чувство тревоги. Когда солнце вовсе село, это чувство только усилилось. Выйдя ночью на балкон, я обнаружил, что улицы резко опустели. И без того тусклые жёлтые огни фонарей погасли, а по тёмным переулкам стлался сероватый туман. Услышав где-то глубоко под собой внезапно возникший гул, я ещё не понимал, что происходило на самом деле.
image
Протяжный рёв авиационной сирены заставил меня подскочить на месте - я по привычке посмотрел на небо, но там никого не было. А уже оглядевшись вокруг, я не поверил своим глазам. Всё вокруг дрожало, как при землетрясении. По асфальту и домам расползались чудовищные трещины, являя бледно-зелёное свечение наружу. Предметы вокруг сыпались на пол и словно проваливались сквозь него. Следом и я провалился через балкон. Мне повезло упасть на крышу своей машины, оставленную прямо под ним, и, опомнившись от боли, я залез внутрь кабины и отчаянно пытался завести двигатель. Но бак, заполненный до краёв ещё парой часов до этого, был абсолютно пуст.

Я в панике оставил своего верного четырёхколёсного товарища, и, едва мне стоило отбежать от него, он с грохотом провалился в очередную трещину в асфальте, источавшую зелёный свет. Не помня себя, я бежал, чудом не спотыкаясь обо всё то, о что только можно было споткнуться на захламлённой дороге. Я сам и не понял, как оказался в совершенно другом квартале. Видимо, город нарочно не хотел отпускать меня - он будто заводил меня громадами своих оскалившихся арматурой небоскрёбов и облезлых, погрызенных зданий подальше от выхода.

Я еле успел остановиться в паре метров от огромной пропасти, в которую едва не упал. Сердце бешено стучало, со лба градом катился холодный пот. Я посмотрел вперёд и остолбенел. В центре города находилась огромная, нет, гигантских размеров воронка, подобно жерлу проснувшегося вулкана извергающая наружу всплески зелёной магмы...
image
Очнулся я уже в машине. Меня подобрал небольшой отряд Выживших на борт своего гусеничного краулера, которому очень повезло оказаться в нужное время и в нужном месте. Когда я отошёл от головной боли, командир отряда рассказал мне абсолютно всё. В самом начале апокалипсиса Ньюктаун пережил серию ядерных ударов, навеки поглотив в себе десятки тысяч мирных жизней, а уже после Кроссаута был подвержен влиянию печально известного Могильника.

Все люди, которых мне довелось увидеть в «проклятом городе», как его назвал капитан сухопутного гусеничного корабля, – не более, чем часть огромной иллюзии, что создавала мощная аномалия в центре Ньюктауна. Город сам по себе и был аномалией. Днём он завлекал в себя заплутавших людей, а ночью, если те не успевали его покинуть, безжалостно разлагал их тела, а их призрачный облик использовал для приманивания новых жертв…
Автор рассказа: Илья Поленичко

URL: https://ueb.one/articles/22